ГалереяАртклубSamvel Dallakyan ➝ Альбом «Гуашь» ➝ Сибирский хаски Поделиться:

Samvel Dallakyan

Регистрация:
27/09/2014


← связь

Сибирский хаски



116
384×480 px, 0.0 Mb, 07/03/2016
Samvel Dallakyan - Гуашь - Сибирский хаски

(бумага гуашь)

КОММЕНТАРИИ: 4  

107.03.2016shunaev

Великолепно


210.03.2016sam

Спосибо.


324.11.2016 • Владимир (Гость)

История упряжки Леонарда Сеппалы и доставка вакцины в город Ном
Норвежец Леонард Сеппала прибыл на Аляску в 1901 году, с 1915 года он многократно побеждал в разных гонках со своими собаками, вывезенными из Сибири. Сеппала был признан самым скоростным каюром, он неизменно побеждал в гонках в течение нескольких лет подряд. Он стал главной фигурой «великой гонки милосердия» зимой 1925 года, когда в охваченный эпидемией дифтерии аляскинский город Ном потребовалось доставить лекарство от ближайшей станции железной дороги, что можно было сделать только на собачьих упряжках. Сеппала с упряжкой прошёл самый трудный участок пути, залив Нортон, а его вожак, сибирский хаски Того, отличился более всех, оказав Леонарду неоценимую помощь, и оставил впоследствии многочисленное высококачественное потомство. В январе 1925 года из аляскинского города Ном, практически изолированного от внешнего мира, по телеграфу было передано сообщение: «Ном вызывает… Ном вызывает… У нас вспышка дифтерии… Нет сыворотки… Нам срочно нужна помощь… Ном вызывает…»

Арктический шторм, бушевавший над Номом, не позволял аэропланам из Сиэтла, где имелся запас сыворотки, доставить лекарство по воздуху. Партию отправили из Анкориджа поездом до Ненаны, где заканчивалась железнодорожная линия; пройти дальше могли только собачьи упряжки, по пути из Анкориджа в Ном, называвшимся Iditarod Trail. Снаряженная экспедиция-эстафета для скорейшей доставки сыворотки состояла из 20 погонщиков и около 150 собак, они должны были пройти участок пути из Ненаны в Ном длиной в 1 085 км.
Леонард выехал из Нома с намерением получить сыворотку в Нулато. Возле деревни Шактолик, примерно в трехстах километрах от Нома, он увидел каюра, перевозившего партию на том участке пути. Они чуть не разминулись в метели, но Сеппала успел остановить упряжку, получил лекарство и, развернув собак, отправился в обратный путь. Температура была 30 градусов ниже нуля; стараясь сэкономить драгоценное время, Леонард рискнул, выбрав короткий путь по льду залива Нортон. Восемьдесят километров упряжка шла ночью, в сильную бурю; лед трещал под нартами и лапами собак, была опасность того, что упряжка провалится или льдина оторвется и уйдет в море. Это чуть было не случилось: после того, как лед вокруг них обломился, они несколько часов кружили в открытом море, а когда льдину в конце концов прибило к цельному льду, Сеппала и Того перебрались с постромками через полтора метра воды, чтобы притянуть остальных собак ближе. Упряжь соскользнула в воду, тогда Того прыгнул за ней и тянул постромку в воде к каюру до тех пор, пока льдина не подошла достаточно близко, чтобы собаки из упряжки смогли перейти на крепкий лед. Того, помимо своей смелости и выносливости, обладал способностью находить путь, предчувствуя опасность. Он заставлял работать уставших и замерзших собак, выбирал правильное направление в темноте, предупреждал каюра о полыньях и трещинах.

На северном побережье Леонард остановил нарты возле иглу, где провел предыдущую ночь, завел собак в хижину, накормил и взял сыворотку в тепло, надеясь, что через пару часов буря утихнет. Рано утром температура по-прежнему была 30 градусов ниже нуля, буря продолжала бушевать, и Леонарду пришлось продолжить переход в этих условиях.

Когда они достигли Головина, собаки упали без сил. Того больше не мог бежать — у него отнялись лапы. На момент гонки ему было десять лет. Зато сыворотка была всего лишь в 125 километрах от Нома. Всего упряжка Сеппала почти без перерывов прошла расстояние в 418 километров.

Последний участок пути вакцину везла свежая упряжка Гуннара Каасена, вожаком которой был тогда ещё молодой пес Балто; он также смог не сбиться с дороги в сильнейшей метели. Эта упряжка и доставила в Ном лекарство. Сыворотка была заморожена, но не повреждена, и её сразу же стали использовать. Пять дней спустя эпидемия была полностью остановлена.
СМИ прославили тех, кто доставил сыворотку в Ном. Балто стал настоящей звездой: в Голливуде был снят 30-минутный документальный фильм «Гонка Балто к Ному». Но слава скоро поблекла, заслуги забылись, и команда была продана неизвестному музыкальному продюсеру. В 1927 г. бизнесмен из Кливленда обнаружил собак в Лос-Анджелесе на выставке, неухоженных и полубольных. По его призыву жители Кливленда собрали $2000 на выкуп команды, и собаки прибыли в Кливлендский зоопарк, где и жили впоследствии.

Собачьи упряжки были основным средством передвижения на Севере, и эта гонка стала самым ярко освещенным прессой событием в езде на собаках, перед тем как мир пересел на снегоходы. Но до сих пор в длительных переходах очень часто используются упряжки как средство, безусловно, превосходящее снегоходы по надежности. А возрождение спорта «гонки на собачьих упряжках» началось в 1970-х и с тех пор только набирает обороты.
Спасибо Самвел Ашотович!!!


425.11.2016sam

Спасибо!



Комментирование недоступно Почему?